Ваш путь по сайту: Главная страница
29.04.2017
Главная страница
Новости
О сайте
О станице
Обращение
Казаки и Церковь
Полемика
Персоналии
Фотогалерея
Наша библиотека
Статьи
Рассказы
Поэзия
Книги
Пьесы
Народные истории
Видео
Аудио
---===---
Контакты
Архив статей
Архив новостей
Полезное
Поиск по сайту
Карта сайта
Гостевая книга
Популярное
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 4

Казачьему роду нет переводу

Версия для печати Отправить на e-mail
04.08.2014

В здании правительства Москвы на Новом Арбате открылась выставка «Судьба русского казачества в ХХ веке», приуроченная к 95-летию появления Циркулярного письма Центрального комитета Российской коммунистической партии (ЦК РКП (б) от 24 января 1919 года об отношении к казакам и принятия 29 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП (б) секретной директивы «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах», легшим в основу политики так называемого «расказачивания».

Экспозиция выставки, где представлены более 100 документов из Российского государственного архива социально-политической истории: свидетельства из фондов Политбюро ЦК ВКП (б), Донбюро РКП (б), личных архивов Ленина и Сталина, фотографии, карты и плакаты 1917–1920 годов, рассказывает о казачестве в годы Гражданской войны. Многие документы, показывающие казачье движение с обеих сторон фронтов Гражданской войны, выставлены перед широкой аудиторией впервые.

Эта выставка организована Департаментом межрегионального сотрудничества и национальной политики Москвы, Синодальным комитетом Московского Патриархата Русской православной церкви по взаимодействию с казачеством и Российским государственным архивом социально-политической истории (РГАСПИ). Открывали выставку заместитель руководителя Департамента межрегионального сотрудничества и национальной политики и связей с религиозными организациями Москвы Юрий Нуждин, ответственный секретарь Совета по делам казачества при Президенте России Николай Константинов, председатель Синодального комитета по делам казачества митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского Патриархата Все́волод Ча́плин, директор РГАСПИ Андрей Сорокин, верховный атаман Союза казаков России Павел Задорожный, первый заместитель префекта ЮВАО, казачий полковник Александр Найданов.

Центральное место выставки занимала копия той самой знаменитой директивы Оргбюро ЦК РКП (б) об отношении к казакам, от 24 января 1919 года, подписанной председателем ВЦИК РСФСР Яковом Свердловым, которая легла в основу мер по «расказачиванию» на Дону, Урале, Кубани и в других казачьих областях России.

Письмо содержало леденящие душу подробности репрессивных мер, которые предлагалось применять к казакам, занимающих враждебную позицию по отношению к Советской республике и содержало гриф «Секретно»:

«Учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества, путем поголовного их истребления.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо участие с борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

4. Уравнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести разоружение, расстреливать каждого, у кого обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах до установления полного порядка.

8. Всем комиссарам, назначенные в те или иные поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящее указание».

Принятию этого письма руководством к действию было вызвано как и сложным положением на Донском фронте Гражданской войны, переходе войск атамана Краснова в оперативное подчинение главнокомандующему белых войск генералу Деникину, так и обращениями военных руководителей красной Донской республики, считавших, что для достижения целей социальной революции необходимо уравнять в правах коренного населения казачьих земель и пришлой бедноты из Украины и Центральной России, а в случае сопротивления этому казачества, призывавших истреблять его физически.

Вот на стенде вывески копия обращения одного из главных идеологов расказачивания в Области Войска Донского председателя Донского бюро РКП (б) и руководителя Гражданского управления Сергея Сырцова:

«Аграрная революция на Дону должна состоять в полном разрушении экономического базиса казачества, стирании всякой экономической грани между крестьянами и казаками. Общие условия заставляют, идя навстречу крестьянам, сделать их своей опорой в деле ликвидации казачества».

Руководители Реввоенсовета 8-й армии Иона Якир и Яков Весник в своей директиве о борьбе с восставшими казаками приказывали «пройти огнем и мечом местность» Области Войска Донского. Все казаки, поднявшие оружие в тылу красных войск и все те, кто имеет какое-либо отношение к восстанию и к противосоветской агитации, как сказано в этой директиве, должны быть поголовно уничтожены. И, как было заявлено «не останавливаясь перед процентным уничтожением населения станиц, сжечь хутора и станицы, поднявшие оружие в тылу, дабы у других станиц не было бы и помысла о том, что путем восстания можно вернуть красновский генеральско-царский режим».

А казачье восстание, предшествовавшее принятию директивы о расказачивании, было вызвано, по признанию еще одного автора обращения к ЦК РКП (б) члена Донревкома Исаака Рейнгольда тем, что в связи с успешным продвижением Красной Армии к Ростову и Новочеркасску, «у нас закружилась от успехов голова и, почувствовав себя победителями, мы бросили вызов казакам, начав массовое их физическое истребление. Это называлось расказачиванием; этим мы надеялись оздоровить Дон сделать его если не советским, то покорным и послушным Советской власти…»

Это признание вовсе не означало желание исправить допущенные перегибы и преступления. Как сказано в том же обращении: «Бесспорно, принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент, чуждый коммунизму и Советской идее, правилен. Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и всяческое заигрывание с казачеством; ни на минуту нельзя упускать из виду того обстоятельства, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица – вооруженный лагерь, каждый хутор – крепость. Политика массового их истребления без всякого разбора приведет к тому, что мы с Доном никогда не справимся, а, если и справимся, то после долгой кровавой и упорной борьбы.»

Призыв к осторожности в принимаемых мерах здесь всего лишь «заигрывание с казачеством», усыпление бдительности, как сказано, «чуждого советской идее элемента».

Надо сказать, что далеко не все руководители Донской республики придерживались таких кровожадных взглядов. Уроженцы хутора Павловско-Кундрючевский, станицы Новочеркасской братья Трифоновы – Евгений, военный комиссар Донской области, и Валентин, комиссар Особого экспедиционного корпуса в Донской области, отец замечательного русского писателя Юрия Трифонова (впрочем, и отец, и мать Юрия, и дядя, и сын Евгения – Георгий, тоже оставили след в литературе), выступали с критикой Донбюро за политику репрессий против казачества и протестовали против действий всесильного военного наркома Льва Троцкого.

Особое место занимает экспозиция, посвященная герою Гражданской войны командарму Второй Конной армии Филиппу Миронову уроженцу хутора Буерак-Сенюткин, станицы Усть-Медведицкая. После прохождения военной службы, он, как один из лучших, направлен в Новочеркасское юнкерское казачье училище, окончив которое, получает офицерский чин.

В составе 26-го Донского полка принимал участие в русско-японской войне, где заслужил славу лихого казака, командуя сотней, которая ходила в тылы врага и получил четыре ордена, чин подъесаула и титул дворянина. После поражения в этой войне поддержал недовольство своих казаков отношением командования, за что был отчислен из Донского войска и разжалован «за действия, порочащие звание офицера». События 1905 года захватили и его и с той поры Миронов участвует в революционном движении.

С началом мировой войны пошёл добровольцем на фронт, ему вернули офицерское звание, он становится командиром разведывательной сотни 3-й Донской дивизии. За свой героизм вскоре производится в есаулы, потом и в войсковые старшины. Был награждён ещё 4 орденами, дослужившись до должности помощника командира 32-го Донского полка.

После Октябрьской революции в 1917 году примкнул к большевикам. Во время Гражданской войны командовал крупными войсковыми формированиями, стал командующим 2-й Конной армией. Пользовался большой популярностью среди донского населения. В сентябре 1918 года стал одним из первых орденоносцев Советской республики, получив орден Красного Знамени № 3. Выступал против политики расказачивания, проводимую Донревкомом и против некомпетентного, по его мнению, военного руководства Троцкого, чем заслужил его стойкое недоброжелательство.

Еще в 1919 году был арестован по приказу Троцкого, который требовал расстрела Миронова за противодействие расказачиванию и самовольный выход его частей на фронт борьбы с Деникиным. Кроме того, узнав о циркулярном письме Оргбюро РКП (б) от 24 января 1919 года, активно выступал против политики расказачивании, и в письмах в Реввоенсовет Южного фронта даже писал: «Пора разогнать политических авантюристов


 

Добавить комментарий

Сообщения в обязательном порядке просматриваются администратором сайта и могут быть изменены или удалены (Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме).


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Заголовки новостей
Голосования
Кем являются казаки – особым народом, отдельным от русского, или субэтносом русского народа
 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования