Ваш путь по сайту: Главная страница arrow Рассказы arrow Бирюзовая поляна
24.06.2018

Бирюзовая поляна

Версия для печати Отправить на e-mail
10.04.2010

Долбиков О. Н.

                                                     «…приближаются ко Мне люди устами своими, и
чтут  меня языком, сердце же  их далеко отстоит от Меня…..»
 
                                             Евангелие от Матфея, Глава 15 
                               
 
         Представьте себе. Сижу в кресле под цветущей вишней. Хорошо, да?  Роса на траве и цветах блестит чистотой свежевымытого стекла. Утренняя прохлада, время от времени, заставляет меня поежиться, но я подставляю лицо солнцу, и меня охватывает чувство удивительного комфорта. В голове стучит одна, но позитивная мысль: «Жизнь-то прекрасна!». Какая замечательная энергетика живет в цветущих деревьях. А пчел, пчел-то сколько? Сейчас вцепятся мохнатыми лапками в этот белый ароматно-вишневый  шар и унесут к себе в улей. Чудесно…!  Настроение портит только заклеенная пластырем бровь и небольшой кровоподтек под глазом. Вообще-то ничего в этом страшного нет, если бы завтра на работу не идти, то и тьфу на него. А люди-то по натуре своей очень любознательны, но в правдивые истории почему-то не верят. Ну и  ладно, что-нибудь совру им  экспромтом. Не первый раз. Зато, они  верят снам и пытаются планировать день согласно тому, что сегодня ночью приснилось. Приснилось, например, что пьяный сосед тебя душит, всё, на работу на машине не поедем.  На самом деле просто хорошо покушал на ночь, и думать  не надо. Но нет, у многих сонники даже в рабочих столах. Бывает, правда, пока доберутся  до работы, вообще забывают, что снилось. Ну, уж, и не знаю. Как это по снам можно что-то угадать или объяснить? Мои сны это полная белиберда, из которой и капли не отожмешь. Конечно, случается, приснится женщина красивая, это без сомнения, к хорошему дню. Тут и спорить нечего. А мне-то, чаще,  снится такое….  В общем, смотри, что дают. Ничего не понимаю. Нет, не скажу, что совсем барышни не снятся, врать не буду.

Почему-то только редко и никакой контрастности. Приходится с трудом, проснувшись, догадываться, кто это был.
«Кто, кто, молодые, наверно….».

«Что, наверно?»
« Да, не разглядел опять».

       Вот вчера вечером заснул мгновенно. Если честно, сто пятьдесят граммов водочки-то я позволил себе, но в компании и на свежем дачном воздухе. Никаких злоупотреблений. Заснул, как ангел, а снится-то что? Ну, не буду, не буду говорить, как я это назвал, хотя некоторые напряглись. Думали, пошлость скажу? Вот и нет! Расскажу, лучше, что вспомню, а вы уж ….
      Сначала сон был производственным, можно сказать, новое направление в строительном бизнесе, точнее, в евроремонте. Просмотрел с нескрываемым интересом. Даже хотел записать, но не нашел чем и на чем. Пришлось хорошенько запомнить. Стены, будто, перед покраской выравнивать не надо, а шпаклевку (или, что там ещё) наносить на стены толстым, толстым белым слоем, сантиметров пятнадцать. Именно этот слой и скроет все раковины и шероховатости. Еще бы не скрыть. Затем, после того, как вся эта замазка немного подсохла и стала, как пластилин, необходимо взять цветочные горшки  разного диаметра и, без всякой системы и симметрии, донышком горшка, напрягшись,  сделать глубокие отметины на мягкой массе шпаклевки. И, что интересно, сразу, после этой процедуры начинать наносить краску. Какую? Да любую. Розовую, зеленую, жёлтую или, не дай бог, голубенькую, водоэмульсионную,    но отметины от горшков оставлять белыми. Даже название этому ремонту запомнил. «Сырный». После такого ремонта, ты, будто мышь в нирване, внутри сырной головки. Умопомрачительно. Вот вы, ясновидящие и скажите, к чему этот сон? Только  не  надо  мне про кефир, вместо водки. Всё бы вам обидеть. Просто не знаете? Вот.  Дальше муть какая-то снилась. Все быстро, быстро и ничего не запомнил, но это не долго.  Последующее все четко,  контрастно и интрижно.
       Снится мне мой покойный тесть со своей мамой. И я тут с ними один одинешенек, как родной. Что интересно, они вдвоем меня на работу собирают в своей квартире, будто бы в Киеве, где они до войны своим  семейством проживали.
        Приснится же. Можно сказать, не приснилось, а «присобачилось». Так вот. Одевают они меня и приговаривают:  «Одевайся теплей, а то тебе лететь далеко…». Чего?  Куда это лететь- то? Вы что тут…? Однако  одеваю на себя то, что мне подают. Брюки, честно скажу, не запомнил, темные и все. А все остальное, будьте любезны, как наяву перед глазами.
Сначала рубашку на меня одели. Очень необычную рубашку, можно даже сказать модную, из плотной светло-коричневой шерсти с замшевыми вставками того же цвета. Воротник был совершенно необычен. Описать его мне, не специалисту швейно-дизайнерского ремесла, не представляется возможным, но нарисовать тому, кто профессионально заинтересуется, мог бы попробовать.
          Затем фрак подали черный, с очень свободными, как крылья, рукавами. Материал оказался, как и у рубашки, очень плотной шерстью. Утепляют «демоны». Фрак был с большими разрезными бортами, расшитыми золотом. Узоры шитья были настолько причудливы, что первое впечатление было просто колоссальным. Кстати, там были не только золотые узоры, но и какие-то золотые клюшки между золотыми колосьями.
Попахивает генералом. Непонятно только от каких родов войск. Рукава, не так щедро, но тоже были расшиты золотыми завитками, в основном по краю. В заключение  процедуры, на меня, вместо бабочки, начали одевать огромную, тяжелую брошь. По форме, однако, напоминающую фрачную бабочку, но, видимо, золотую.  На броши были щедро рассыпаны разноцветные драгоценные камни. Не знаю, может, они и были фальшивыми, но сверкали изумительными оттенками сиреневого,  бирюзового и красного цвета. В центре броши были вставлены несколько огромных бриллиантов, хотя, за подлинность камней ответ держать не собираюсь. Блестят и ладно.    После водружения на меня этой тяжелой безделушки, я почувствовал, что дышать стало труднее, да и выглядел, прямо скажу, как пожилой,      грустный павлин.
        Да, забыл сказать об одной важной детали, вследствие чего мне была хорошо видна вся эта процедура одевания.   Стоял я  у огромного зеркала высотою, примерно, три метра и шириною полтора  метра. Само зеркало находилось в  резном окладе из красного дерева. Может просто красноватого. Не придирайтесь.
        Вдруг,  почувствовав ужасную неприязнь к безделушке  (не в моем характере носить женские аксессуары), я неожиданно начал проявлять характер и заявил, что на работу с брошкой ни за что не полечу. И,  не смотря на все возражения, брошь снял, почувствовав удивительное облегчение и какой-то, даже, подъем. Все-таки добился  своего, на работу полечу без броши. А то, что я был в нелепом золоченом фраке, так это мне показалось нормальным. Именно так сейчас и принято появляться на работе.  Хорошо, что усы не позолотили, как у кота « Бегемота» перед балом.  В общем, себя представьте в этом наряде. Хотя, если вы работаете в  модельном бизнесе, то может и ничего особенного. Ну, это я отвлекся. Сон был короткий,  а невероятных событий оказалось с избытком для одной ночи.  Закончив суету, по поводу моей подготовки для «полета» на работу, старушка убрала драгоценную брошь в, удивительно   красивый,    резной   ларец и отошла в тень. Следует  сказать, что в комнате преобладал полумрак, и только высоко над зеркалом горела неяркая лампочка в позолоченном бра. Золота и золоченых вещей для одного сна было, по моему мнению, многовато.
  А что тесть? Он, всем своим видом   обозначая     неудовольствие  по поводу моего отказа прицепить брошь, с раздражением сделал заявление. Мол, если я ничего не понимаю в этикете, то могу убираться туда, куда мне нужно, в этом, абсолютно не подходящем для работы виде. То есть, без броши.
         Интеллигентно завернул. И обидеться не на что. Нет, пожалуй, есть. Мне не предложили совсем никакого головного убора.  А, на мой взгляд, к этому «костюму» здорово подошла бы золочёная папаха бежевого каракуля. Как вам?
         В общем, даже во сне, я пытался вспомнить, когда  последний раз надевал брошку и где  работаю. Однако  события стали развиваться непредсказуемо, и воспоминания пришлось отложить.
         Как уже было сказано выше, после снятия брошки я почувствовал невероятную легкость. Оказалось, что ноги мои уже не касаются пола. Резко разведя руки в стороны, я положил тело в горизонтальное положение. Сделав руками манипуляции, очень похожие на движения, которые делают пловцы, владеющие стилем «баттерфляй»,  полетел. Полет мой ускорялся с каждой секундой, а полутемный  коридор  с невероятно высокими потолками, по которому  вынужден, был   лететь, скрывал немало препятствий, поворотов и   неожиданных сужений пространства. Тем не менее, я благополучно преодолел их, временами даже, ложась на «одно крыло». Через некоторое время, коридор стал значительно шире, и, вдали появилось  едва заметное, голубое свечение.  По мере приближения к светящемуся объекту, скорость моего полета значительно замедлилась. Понял, что скоро буду у цели. Голубоватый, очень похожий на неоновый, свет мягко  вливался в широко открытое окно. Я осторожно опустился на подоконник, чтобы осмотреться. Из окна  потянуло холодом густого утреннего тумана и,  кроме пробивающегося через туман яркого  свечения, увидеть ничего не удалось. Где-то негромко зазвонил  телефон.
После, примерно, третьего звонка, я догадался, что трезвонит не что иное, как мой фрак. Завернув широкий золоченый рукав,  полез за пазуху и вытащил оттуда огромный мобильный телефон. Такие использовались лет десять тому назад  в  московской сотовой связи. Однако, этот аппарат был намного больше и тяжелее. Продолжая     звонить,     телефон  выскользнул   из моей руки и провалился в кромешный  туман. Услышав еще один приглушенный звонок и, не услышав падения предмета, я догадался о глубине бездны, которая передо мной отрылась. Боязнь высоты некоторое время удерживала  меня на краю окна, но бессознательное  чувство  ответственности  за порученное дело (…..??????) победило природный инстинкт и ваш покорный слуга, на короткое время поверивший, в свои сверхъестественные возможности, шагнул в холодную неизвестность.  Первые секунды   стремительно падал, как это и положено по закону физики. Сердце мое едва не остановилось от страха.  
Боялся даже вздохнуть. Но вот падение, к моей радости,  замедлилось, и я попробовал перевести свое тело, как и ранее, в горизонтальное положение. Мне это удалось. Падение прекратилось вовсе.  Покачиваясь в тумане, как в гамаке,  успокоился, дыхание  восстановилось. Теперь можно было попробовать двигаться дальше. Сделав, как  показалось, уже привычное, движение руками,    двинулся  вперед в,  непонятно  кому, известном    направлении.  Только теперь в меня проникла  благодарность к родственникам одевшим  меня «потеплее»,  потому что холод уверенно пробирался в меня ледяными иголками.  Когда же я доберусь до этой, невозможно опасной,  работы. Пока долетишь, замёрзнешь и  не один   раз от  страха умрешь, если не  случится чего похуже и погаже.  Кому  там, правду сказать, неизвестно  где,  в таком непрезентабельно- ароматном виде буду нужен?
        Туман постепенно  рассеялся, вернее сказать, почти рассеялся.
 Он остался только над рекой, излучина которой мне внезапно открылась.  Я находился еще достаточно высоко, но и с этого расстояния все же разглядел около тридцати цветных движущихся объектов, явно напоминающих людей.   Догадавшись,    на непонятном    подсознательном     восприятие действительности,  что это именно то место, где мне и «выпала честь» работать,   принял решение снижаться. А чтобы не испытывать никаких эмоциональных перегрузок,  начал  планировать по спирали, подобно  дельтаплану. Мое желание опуститься плавно почему-то дало сбой. Планирование ускорялось. Я решил не обращать на это  внимания  и полностью переключился на разглядывание быстро увеличивающихся любопытных подробностей. Внизу, действительно, находились люди. Точнее сказать, мужчины средних и выше средних лет.  Одежда их была очень похожа на мою «рабочую форму», только более яркого цвета.  Преобладал красный и бирюзовый цвет. В руке у каждого была клюшка для игры в гольф.  Спустившись метров до пятнадцати,  удалось заметить, что трава кругом коротко выкошена и, благодаря утренней росе и, все тому же, голубовато-неоновому свету, непонятно откуда пробивающемуся через серое небо, блестит, как бирюзовая россыпь. Далее удивление начинало нарастать. У каждого,  из находившихся подо мной джентльменов, на шее сияла брошь, точная копия той, что «кое-кто»  наотрез отказался нацепить.
          Внизу началось непонятное ликование. Сначала показалось, что радуются мне. Но почему, собственно  мне? Я  даже  не  знаю    правил этой аристократической игры.  Мужчины громко что-то кричали, размахивая в воздухе клюшками.  Решив проверить свои сомнения по поводу моей встречи,  начал крутить во все стороны головой, пытаясь найти глазами виновника неописуемой радости. Это оказалось нарушением техники безопасности при проведении «ночных и утренних полётов». Последнее что   увидел,
непонятно откуда возникшее передо мной дерево. Замедлить полет я не успел бы, даже очень захотев.
       Результатом был сильнейший удар лбом в дерево, породы которого теперь так и не узнаю. 
        Уже через секунду просыпаюсь от острой боли в голове. Я лежу на полу возле обогревателя и чувствую, что у меня рассечена бровь и кровь тонкой теплой ниточкой, щекоча, начинает стекать по щеке. От шума моего падения просыпается жена и ворчит  в полудреме:                                                                                 «Мало того, что ты храпишь, как слон и крутишься всю ночь, спать не даешь, еще с кровати нырять начал. Это уж совсем…. Живой хоть, спортсмен? Выключи телевизор и иди  в другую комнату. Дай поспать, хоть немножко».                                                              Еще бы не крутиться,  все пуховое одеяло под себя подоткнула, я замерз, видимо. Хоть бы посочувствовала. Бог с ней. Но, между прочим, это ее отец с бабушкой меня  на «работу» собирали…. Хотел, было, акцентировать на этом внимание моей благоверной,   но   в кармане куртки, на вешалке последний раз звякнул телефон и затих. Надо же.   Звонят в такую рань. Не спится. Потом посмотрю, кто звонил и убью тяжёлой подушкой. Это отвлекло меня от желания огрызнуться, поэтому я промолчал. До утра, конечно, не уснул больше. Достал из морозильника лед, который жена   приготовила для косметических целей, завернул в салфетку и добросовестно начал прикладывать к рассеченной брови, чтобы синяка не было. Но он все равно вылез. На синяк наплевать,  но к  чему же снится такое, только ничего не   говорите,  тем более, что  к деньгам, дождю или любовной близости.   Хотя, смотрите ко, небо заметно потемнело.  Ветер затих.   Воздух-то, какой!  Черемухой откуда-то потянуло. А, вот и первые капли. Жизнь, все-таки, прекрасна! То солнце светит, а вот уже и дождик собрался.  Важно не пропустить эти несколько минут перед дождем.         Удивительно, даже птицы замолкают. Пойти подремать, что-ль,  под грозу?   А что? Может, досмотрю сон. Получу квалифицированную медицинскую помощь на
бирюзовой полянке.   А,  заодно,  спрошу:          «Что это у вас за праздник жизни такой, аж  все мужики в золоте? Не боитесь, времена-то, какие? Нет? Ну да. Забыл. Вы же только по ночам, дворами и по воздуху. Извините».   Вряд ли усну.  Слишком возбуждён.   Да и на работу пора.    Жаль!
 Невероятно любопытно …. 
 

Добавить комментарий

Сообщения в обязательном порядке просматриваются администратором сайта и могут быть изменены или удалены (Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме).


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Rambler's Top100 Яндекс цитирования