Ваш путь по сайту: Главная страница
22.06.2017
Главная страница
Новости
О сайте
О станице
Обращение
Казаки и Церковь
Полемика
Персоналии
Фотогалерея
Наша библиотека
Статьи
Рассказы
Поэзия
Книги
Пьесы
Народные истории
Видео
Аудио
---===---
Контакты
Архив статей
Архив новостей
Полезное
Поиск по сайту
Карта сайта
Гостевая книга
Популярное
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 1

УРОКИ ИСТОРИИ

Версия для печати Отправить на e-mail
07.06.2014

 Предисловие.

Пусть читателю не покажется странным, что когда вся пресса связывает происходящие ныне события на Украине главным образом с заговором Америки против России через пускание Украины, мы предлагаем концептуальную статью, которая достаточно убедительно предупреждает, что не всё видимое – есть истина.

 Украинский сепаратизм и Германия

Статья генерала Ю. Д. Романовского (1877 — после 1920) была основана на секретных австрийских и германских материалах, раздобытых русским Генеральным штабом летом 1917 года, и издана в Токио (1920). По всей видимости, Юрий Дмитриевич был участником русско-японской войны и написал в соавторстве с А. фон Шварцем книгу «Оборона Порт-Артура». Участник Первой мировой войны. Дальнейшая судьба неизвестна.

Главным коньком украинских сепаратистов является утверждение, что Украина заселялась не только выходцами из Южной и Центральной России, но и из Польши и Крыма. Выходцы эти и образовали украинское казачество — народность, отличную от русской. Такая аргументация, конечно, не выдерживает серьезной критики, ибо в конце концов все выходцы, попавшие на Украину, за исключением евреев, принимали православие и органически сливались с коренной русской массой.

Совершенно таким же путем образовались и прочие казачества, как, например, донское, уральское и оренбургское, но это не мешает им считать себя коренными русскими.

Но даже если согласиться с украинскими сепаратистами, что к востоку от Днепра образовалась особая украинская народность, то все же остается совершенно непонятным, каким образом население Волыни, Подолии, Червонной Руси в один прекрасный день обратилось из русского в украинское.

В бурные дни австрийской революции 1848 года и венгерского восстания галичане боролись с польскими повстанцами, а комплектуемые ими австрийские полки обнаружили большую стойкость в борьбе с венграми. За верную службу Францу Иосифу русские галичане удостоились от последнего прозвища «тирольцев ближнего Востока», и он пожаловал им сине-желтый

 национальный флаг. Современные украинские сепаратисты не нашли ничего лучшего, как объявить этот знак немецко-габсбурговской «ласки» символом «самостийной Украины».

Первоначально австрийцы преследовали лишь оборонительную задачу: отстоять Галицию от поглощения ее Россией. Однако по мере того как связи между Веной и Берлином становились все теснее и теснее и руководство австрийской внешней политикой переходило в руки Германии, оборонительный австро-германский союз обратился в наступательный. В связи с этим и возник в Берлине план использовать Галицию в качестве плацдарма украинского сепаратизма, долженствующего в конечном итоге привести к отторжению всей Малороссии от России и присоединению ее к короне Габсбургов.

Центральными фигурами в деле создания и насаждения украинского сепаратизма надо признать митрополита графа Шептицкого и профессора М. Грушевского. Граф Шептицкий — потомок старого русского галицкого рода. Из рода Шептицких вышло несколько униатских митрополитов, портреты которых доныне украшают стены собора Святого Георгия во Львове. С течением времени Шептицкие приняли католичество и совершенно ополячились. Родной брат Андрея Шептицкого занимал видную должность в австрийской армии, дослужился до чина генерала и сейчас состоит в польской армии. Будущий митрополит начал свою службу в одном из австрийских уланских полков, но затем под влиянием своей матери, набожной католички, переменил мундир на рясу одного из иезуитских орденов. Иезуиты решили использовать Шептицкого в целях пропаганды католицизма в Галиции, и под их влиянием он принимает унию, а затем быстро выдвигается ими на роль галицкого униатского митрополита. Он был главным работником в деле латинизации галицкой церкви, но вместе с тем постепенно в руках Шептицкого сосредотачиваются все нити украинского сепаратического движения, а он стал главным доверенным лицом Берлина по продвижению в жизнь австро-германского плана отторжения Малороссии от России. В 1914 году, после высылки русскими военными властями Шептицкого из Львова, в стенах митрополичьей резиденции был найден замурованный в стене его архив со всеми документами, относящимися к работе Шептицкого в этом направлении. В свое время нам удалось познакомиться с копиями этих документов, и мы можем засвидетельствовать, что они охватывали буквально все вопросы, связанные с видами Австро-Германии на Малороссию. Начиная от вопросов, касавшихся предстоящей оккупации Малороссии Германией (с весьма важной перепиской с Берлином), и кончая сношениями с русскими украинскими сепаратистами и даже простыми шпионами — все можно было найти в этом архиве.

Одновременно с работой по украинскому вопросу Шептицкий, по поручению Рима, руководил вообще иезуитско-католической пропагандой в России.

Ближайшим сотрудником Шептицкого являлся профессор Грушевский, автор «Истории Украины». Пронырливый, хитрый и чрезвычайно сребролюбивый Грушевский приглашается австрийским правительством для занятия кафедры украинской истории в Львовском университете…

Лозунги революционных партий в Малороссии были те же, что и в остальной России, и какого либо специфического местного характера партии эти не носили, тем более что программа русских революционных партий, сводившаяся к организации будущей России на федеративных началах, вполне удовлетворяла малороссов. Но незначительная часть так называемой «украинской революционной партии» попала в сети, услужливо расставленные ей Берлином, и, отколовшись от остальных революционных и социалистических партий, стала вторить германским соловьям, проповедуя отторжение Малороссии от России и образовав так называемый «Союз вызволення Украины». В союзе этом наряду с социалистическими догмами отлично уживался самый пошлый провинциальный шовинизм. Судя по документам Шептицкого, главными воротилами этого союза были русские подданные Мариан Меленевский, Жук, Железняк (Зализняк) и В. Дорошенко. В сущности говоря, число ее членов в России было незначительно. Но, щедро снабжаемая средствами из Вены и Германии, она получила возможность повести самую широкую пропаганду. Вся агитационная литература этой партии печаталась во Львове и в Черновцах с ведома австрийских властей. Часть ее, с пропагандой отделения Малороссии, получила право хождения в Галиции; носящая же социалистический, а тем более аграрный характер предназначалась исключительно для России и препровождалась туда при содействии австрийской жандармерии. Наряду с этим на те же средства «вызволенцы» повели антирусскую агитацию и в других странах, особенно в Америке. Вся их деятельность режиссировалась Шептицким и Грушевским.

Насильственная украинизация Галиции, конечно, встретила протест в лучшей части галицкой интеллигенции, исповедовавшей культурную и национальную связь с Россией, а также и в народной массе. Хотя казенные сепаратисты объясняли это движение исключительно происками русского правительства, но мы категорически утверждаем, что последнее стояло от него совершенно в стороне, всячески стараясь избежать каких-либо политических осложнений с Германией и Австрией. Для борьбы с руссофильским течением австрийское правительство инсценировало знаменитые процессы в Мармарош-Сигете и львовский процесс Бендасюка. В своем усердии в искоренении русофильства в Галиции австрийца дошли до того, что хранение сочинений русских классиков или Евангелия на русском языке почиталось ими государственным преступлением (подчеркнуто мною — Л. К. Важно обратить внимание на дату написания брошюры — 1920 год, когда о показательных процессах Джугашвили не знал и сам Джугашвили, когда тоталитарные средства советского режима только замышлялись. Так что печальные лавры первенства в этих достижениях человеческого зла тоже лежат в гордой собой Европе).

В 1914 году в Вене состоялось тайное совещание по украинским делам, на котором, кроме членов министерств иностранного и военного, присутствовали граф Бертхольд, Шептицкий и не более ни менее как главный большевистский агент и одновременно германский шпион знаменитый Парвус (Гельфанд). На этом совещании были окончательно установлены предстоящие мероприятия после занятия Малороссии австро-германской армией. План предстоящей деятельности Австрии в Малороссии, разработанный в деталях, с намеченными лицами для занятия административных должностей, был также найден в архиве Шептицкого. Одновременно Грушевский, проживавший в Галиции и бывший в курсе всех этих планов, через особо доверенных лиц поддерживал сношения со своими агентами в России.

События, однако, сложились так, как не рассчитывали наемники Берлина. Русская армия, разбив наголову австрийцев, победоносно вступила во Львов. Грушевский хотел бежать в Вену, но был задержан русскими властями. Несмотря на явную государственную измену, русское правительство ограничилось высылкой его на восток России. Митрополиту Шептицкому, в уважение к его сану, было разрешено остаться во Львове, но он, конечно, злоупотребил оказанным ему доверием и продолжал вести антирусскую агитацию. Это принудило русские военные власти выслать и его в Россию. По прибытии в Россию Шептицкий отправил русскому императору приветственное послание с поздравлением по поводу побед русской армии, с выражением своей глубокой радости, что Червонная Русь наконец воссоединилась с остальной Россией, и уверениями в своей верности русским идеалам. Даже доверчивый и деликатный покойный император возмутился новой низостью этого верного слуги Берлина и наложил на послании Шептицкого резолюцию, гласившую одно слово: «Аспид».

С объявлением войны по всей Галиции и Буковине начались аресты так называемых русофилов. Самая невинная симпатия, выраженная когда-либо в прошлом России, или даже чтение русских книг были достаточным поводом для обвинения в государственной измене и заточения в тюрьму. Многие из заключенных были казнены. Через наши руки прошло несколько фотографических снимков, снятых с повешенных австрийскими властями галичан за русофильство, усердно распространяемых агентами украинских сепаратистов среди населения Галиции. Все это творилось с благословения Шептицкого, и в роли доносчиков, шпионов и вешателей неизменно выступала его верная паства.

Поражения на австрийском фронте не заставили, однако, настойчивых немцев отказаться от своего плана отторжения Малороссии от России. Прежде всего, они образовали в Австрии и Германии особые лагеря для русских военнопленных — уроженцев Малороссии. Находящиеся в таких лагерях пленные пользовались, по сравнению с остальными русскими, некоторыми льготами, и лагеря эти стали питомниками украинского сепаратизма. Для обработки военнопленных в духе этого сепаратизма туда были командированы учителя и даже профессора из Галиции. Антирусская пропаганда велась с той настойчивостью и систематичностью, на которые способны только немцы. Малейший протест против этой пропаганды со стороны военнопленных карался самым суровым образом. Необходимо указать, что пленные русские офицеры — уроженцы Малороссии — за самым редким исключением, несмотря на все уговоры и даже запугивания немецких комендантов, от содействия немцам в этой работе решительно уклонились.

В одном из лагерей из военнопленных был образован курень сечевиков имени Тараса Шевченко. Курень был сформирован из военнопленных, наиболее поддавшихся украинской пропаганде. Во


 

Добавить комментарий

Сообщения в обязательном порядке просматриваются администратором сайта и могут быть изменены или удалены (Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме).


Защитный код
Обновить

След. >
Заголовки новостей
Голосования
Кем являются казаки – особым народом, отдельным от русского, или субэтносом русского народа
 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования