Ваш путь по сайту: Главная страница arrow Статьи arrow Восстание в Верхне-Донском округе Донецкой области
24.06.2018

Восстание в Верхне-Донском округе Донецкой области

Версия для печати Отправить на e-mail
18.09.2008

Станицы Казанская, Вешенская, Мигулинская

Документы по истории антибольшевистского сопротивления, несмотря на то, что за последние годы было сделано немало публикаций на эту тему, по сей день в массе своей не знакомы не только широкому кругу читателей, но и историкам. В архивных хранилищах страны находится еще немало документальных свидетельств, которые еще только ждут своих исследователей.

Это касается и знаменитого Вешенского восстания проходившего в марте-мае 1919 года на Дону. Напомним, что именно это восстание во многом определило успех наступления Вооруженных сил Юга России весной-летом года.

Представляемый вниманию читателей источник показывает наглядную картину красного террора, предшествовавшего восстанию, рассказывает о боевых действиях между повстанцами и красными карательными войсками.

Рукопись документа хранится в Государственном архиве Российской Федерации (Ф. 5881. Оп. 1. Д. 311. Лл. 1-16).

Публикация подготовлена С. С. Балмасовым.


В декабре месяце 1918 г. рухнул фронт Донской армии в Воронежской губернии. Казачья дивизия (в составе трех полков — Вешенского, Казанского и Мигулинского) сдалась большевикам, и последние хлынули в Донскую область.

Я жил тогда в станице Казанской. Большевики заняли нашу станицу в декабре месяце. По отношению к жителям большевики не применяли никаких репрессий, никаких крутых мер.

Однако, так продолжалось недолго. Как только советская власть укрепилась, начался беспощадный террор. Каждую ночь отряд большевиков, расположенный в нашей столице, арестовывал многих лиц и сажал в комендантское управление. Никто оттуда не возвращался: всех расстреливали. Расстрелы производились в поле, за станицей, обыкновенно — ночью.

Арестованные сами рыли себе ямы. Ямы были не очень глубоки, и станичные собаки грызли трупы расстрелянных. Я помню, нашел у нас в саду чью-то обглоданную руку. Ужас охватил жителей. Боялись сказать друг другу несколько слов. Однако, были люди, которые не совсем потеряли присутствие духа. Это были молодые казаки — казаки тех самых полков, которые сдались большевикам и открыли им фронт. Многие казаки говорили: «А кто ж его знал, что большевики — сволочи… Думали, люди как люди, идут за свободу пролетариата… ну и сдались им».

Теперь же эти казаки были недовольны создавшимся положением вещей и ждали удобного случая, чтобы поднять восстание и устроить резню комиссаров.

Террор же с каждым днем красного владычества усиливался. Раньше были одиночные расстрелы, теперь же стали расстреливать партиями по 30–40 человек. Расстрелы эти носили организованный характер: большевики старались истребить людей мыслящих, интеллигенцию. Офицеров они не могли расстрелять, так как все офицеры ушли вместе с Донской армией к Ростову. Восстание началось без участия офицеров. Руководили восстанием вахмистры, урядники и даже простые казаки. Помню, как в нашу станицу приехал мой двоюродный брат из станицы Мигулинской. Он все высматривал и выведывал: сколько где стоит пулеметов и красноармейцев. В нашей станице было не более 150 человек красных при 4 или 6 пулеметах. Мой брат сказал, что у него уже готов конспиративный отряд, который этой же ночью вырежет всех большевиков и захватит власть в свои руки. Мы ожидали ночного боя и вообще чего-то ужасного, однако, ночь прошла спокойно. Утром большевики так же важно расхаживали по улицам, как и прежде.

Днем приехал брат и смущенно заявил, что восстание не могло состояться потому, что его отряд отказался выступить против большевиков — побоялись.

Однако, он не терял надежды, что еще не все потеряно. Брат посещал знакомых казаков и агитировал за восстание. Казаки как будто охотно встречали призыв к восстанию, однако, дальше сочувствия дело не шло. Нужен был только толчок, нужна была искра, которая воспламенила бы казачий материал. Не знаю, как началось восстание в нашей станице: всяк по-своему рассказывал. Одни передавали, будто бы произошел следующий случай. Между тремя красноармейцами и двумя казаками произошла драка. Красные открыли огонь по казакам, те, в свою очередь, обстреляли большевиков из револьверов. Поднялась суматоха, сбежались казаки — и завязался бой. Другие же утверждают, что никакой драки не было, а восстание заранее было подготовлено и планомерно проведено. Трудно сказать, какое из этих двух мнений наиболее приближается к истине: в той неразберихе и суматохе очень трудно было сориентироваться. Помню я следующее. Проезжал я по станице вместе со своим дядей. Мы ехали в станичное правление, где в то время заседал комиссариат. Дядю зачем-то вызвали туда. Только что мы остановились, как из комиссариата выбежал дядин знакомый и закричал:

— Иван Авдеевич, беги!

Дядя остановился в недоумении.

— Беги, говорю тебе! Беги!

Дядя бросился к лошадям, и мы умчались домой.

Когда мы неслись по улицам, над нашими головами свистели пули. Оказывается, что казаки атаковали взвод красноармейцев. Большевики бросились в станичное правление, казаки — за ними. Завязалась перестрелка. Через некоторое время станичное правление было взято казаками. С комиссарами жестоко расправились: они все были зарублены шашками. Красноармейцев били нагайками.

В станицах Вешенской и Мигулинской произошло приблизительно то же самое. Таким образом, в течение 10–12 часов советская власть в трех станицах была свергнута. Необходимо было организовать свою власть и оборону территории. Людей у нас было достаточно, но не было много оружия. Правда, наши боевые запасы пополнились трофеями, захваченными у большевиков, но этого было недостаточно, чтобы думать вести войну с Советами. Когда с большевиками было окончательно покончено, казаки решили организоваться. Вся власть на этой территории принадлежала главарю восстания. Он никем не был избран, а как-то сам, естественно, занял это место, как главный вдохновитель заговора. Кроме него, существовал казачий круг, то есть вроде волостного схода. Круг контролировал действия этого главаря, атамана, главнокомандующего… Я даже не знаю, как назвать его, потому что особого имени он не имел.

После расправы с большевиками была объявлена мобилизация. Все казаки в возрасте от 15 до 70 лет должны были стать под ружье. Все способные носить оружие, как один, пошли на мобилизацию. Началось формирование сотен. Были сотни пешие и конные. Пеших сотен было вдвое больше, чем конных. Общая численность всех восставших доходила до 3500 человек. У большинства не было никакого оружия. Счастливый случай помог казакам добыть оружие. На следующий день после свержения советской власти к станице подошел какой-то обоз. Оказалось, что это большевицкий обоз идет на фронт, и везут боевые припасы и оружие. Обоз был моментально захвачен казаками и, таким образом, почти все сотни смогли вооружиться. Кроме оружия, в этом обозе были захвачены граммофоны, вино, шоколад и много женщин. Казаки жестоко расправились с женщинами, так как презирали баб и считали, что все зло из-за них.

По-видимому, советские власти не знали о том, что власть в станицах перешла уже в руки казаков.

Казаки чувствовали, что без опытного военного руководителя им трудно будет бороться с большевиками. Необходимы были офицеры, но их нигде не было.

Кто-то сообщил казакам, что в соседнем имении скрывается какой-то пожилой субъект, по-видимому, офицер.

Разыскали этого субъекта. Действительно, он оказался офицером. Проезжая через Донскую область, этот полковник должен был временно скрываться в районе наших станиц. Он поселился в соседнем имении и кормил там скот и носил воду. Никто не знал, кто он, но казаки как-то узнали, что он офицер. Ему, однако, не предложили никакого поста в повстанческих силах, так как восставшие казаки относились к офицерам подозрительно. Были страшны золотые погоны и дисциплина. Этот полковник должен был лишь приготовить карты местности, так как без них совершенно нельзя было воевать. Были найдены старые карты Донской области, которые в доброе старое время висели на стенах станичных правлений.

Полковник увеличил эти карты, и повстанцы могли более или менее ориентироваться в местности и обстановке.



 

Добавить комментарий

Сообщения в обязательном порядке просматриваются администратором сайта и могут быть изменены или удалены (Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме).


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Rambler's Top100 Яндекс цитирования